Антон Стальнухин ответил на вопросы читателей www.stolitsa.ee

Специалист-инфотехнолог Антон Стальнухин ответил на все вопросы, которые ему задали читатели портала www.stolitsa.ee.

“Кто такой Антон Стальнухин?
Антон, Вам не кажется, что в столь юном возрасте именоваться экспертом — высокомерно и самонадеянно?”
 

Начал отвечать и вспомнил, что подобное уже было в прошлом интервью. Здесь можно почитать: http://stolitsa.ee/49267. А “эксперт” — это не я придумал. Понимаю, что все относительно, в том числе градация по специальным знаниям. В то же время очевидно, почему в газетах стараются представить людей коротко и емко. 

“Антон, почему Таллинн? Почему не столь нуждающиеся в экспертах по инфотехнологиям такие города как Кивиыли или Муствее?” 

Не вижу для себя ни одной причины ехать в эти города, у меня с ними нет никакой связи. А Таллинн был выбран мною потому, что здесь больше предложений в сфере моей деятельности и больше интересных людей, с которыми хотелось бы общаться. 

“Антон, видели ли Вы выступления в «Новостях Эстонии на ПБК” эксперта по инфотехнологиям Виталия Пищанка? Насколько они, на Ваш взгляд, профессиональны? Почему бы и Вам не предложить свои услуги “Новостям Эстонии на ПБК”?“ 

К сожалению, я не видел это выступление по телевизору и не нашел его в Интернете. Ничего не могу сообщить на эту тему. А если я понадоблюсь ПБК, думаю, они меня легко найдут. 

«Антон, как ученые-эксперты по безопасности компьютерных систем из Тартуского университета оценивают риски, сопутствующие широкому использованию в Эстонии ID-карт для идентификации в сетевом общении?” 

За ученых-экспертов не отвечу, сам считаю, что единственный риск – это риск потерять навсегда анонимных комментаторов. Я пережил бы эту потерю. А ID-карта и Mobiil-ID – прекрасный способ безопасной идентификации, которую я поддерживаю обеими руками. 

“Антон, веришь ли ты, что это онлайн-интервью анонимно? Можно ли задать вопрос на бумажном носителе?” 

Можно — писать до востребования. 

“Антон, как ты относишься к анонимности в интернете? ты уже готов читать подобные оскорбления? может быть стоит некоторым людям запрещать интернет? можешь ли ты предположить, как вообще такое реализовать?” 

Анонимные комментаторы обычно не воспринимаются всерьез, так что все в порядке. В самой анонимности нет проблемы, когда собеседники уважают друг друга. Станут ли они уважать друг друга, если раскроются? Вряд ли, но, возможно, будут реже говорить гадости, потому что грязь и истеричность прежде всего характеризуют комментирующего. К сожалению, ни одна газета, которой прежде всего нужны посещения, не пойдет на отмену анонимного комментирования. Тем не менее на “Столице” я бы попробовал реализовать обязательную авторизацию хотя бы через соцсети. 

“Как соотносится защита русских и то, что центристкая горуправа Таллина разрешила в 2007 году проводить инфодень националистов 9 мая на Тынисмяги? Поддерживаете ли вы мера, который так сделал? Сделали бы вы сами так, будь на его месте?” 

9 мая 2007 года я был в Тарту с цветами у памятника воинам-освободителям в Раади парке. И мне плевать, чем в это время занимались те, кого вы назвали националистами. 

“Антон, как человек, получивший начальное и среднее образование на русском языке, прокомментируйте, пожалуйста, ваше отношение к переходу на обязательное образование на эстонском языке и попытаетесь ли вы как-то повлиять на происходящее?” 

Любой разумный человек понимает, что образование надо получать на родном языке. Это все проговаривалось и объяснялось много раз. Не буду повторяться. Уверен, что читатели это все прекрасно знают. Я, как и обещал в своей предвыборной программе, постараюсь запустить проект с видеозаписями уроков от лучших учителей Эстонии. В последующих ответах об этом проекте можно узнать больше. 

“Антон, как пропатчить kde2 под freebsd?” 

KDE2 – старье, ставь четвертый. 

“Скажите, в чем отличие анонимного класса от интерфейса?” 

В анонимном классе можно анонимно имплементировать гадость какую-нибудь, тем самым глубоко оскорбив автора интерфейса. 

“Центристы сохраняют нейтралитет между левыми и правыми?” 

В Эстонии нет “левых”. В этих условиях центристы не по своей воле оказываются на шкале идеологий левее всех остальных. Именно поэтому на нас регулярно ополчаются и остальные партии, и принадлежащие крупному капиталу СМИ. 

“А ещё нужен закон чтоб не граждане налоги не платили! Если выбирать не могут власть- значит и содержать не должны!!! Какое Ваше мнение?” 

Это проблема гражданства, а не налогов. Я считаю, что, чтобы закрыть этот вопрос раз и навсегда, государство должно предложить гражданство без каких-либо требований абсолютно всем, кто жил в Эстонии до 1992 года и до сих пор живет здесь. Это было бы по-европейски. А налоги во всем мире платят все работающие, независимо от гражданства. 

“А что ты думаешь по поводу коалиций? На соцдемов за вариант с ИРЛ и реформистами сразу накинулись! А после выборов центристы спокойно объединились в Виймси со всеми кроме ИРЛ, а в Йыгевамаа так вообще с реформистами! Не удивлюсь, если и по остальной Эстонии подобные союзы.” 

Коалиция – лучший способ воплотить в жизнь разумные идеи, которые поддержало большинство. Если партии договорились, что и как они будут делать совместно, учитывая пожелания своих избирателей, от этого выиграют все. Поэтому в такого рода объединениях я не вижу никаких проблем. 

“Антон, как вы считаете, можно ли в Эстонии создать партию технократов и вывести её во власть?” 

Я слышал, что создание партии очень затратное и рискованное дело, поэтому проще купить готовую, и за примером далеко ходить не надо. В технократию же во власти в наши дни я не верю потому же, почему не доверяю электронному голосованию — из-за человеческого фактора: рано или поздно обязательно найдутся желающие приукрасить реальность под видом просчитанного компьютером решения. 

“И как по-твоему прошли электронные выборы? Опять обман?” 

Я об этом много писал. Проблема в том, что это сложно проверить. На мой взгляд в системе отсутствует методика распознавания лжи и искажений результата (прежде всего при подсчете), при том что этот один “ящик” отвечает за огромное количество голосов. В этот раз около 21% от всех проголосовавших. 

“Антон, вы довольны своим результатом на выборах?
Так ты прошёл в горсобрание или нет? Что там с утками и прочими уходяшими кандидатами?”
 

Я доволен результатом: 202 человека выразили мне своё доверие, и я им благодарен. Пройти в горсобрание шанс есть, и чем дальше, тем больше людей мне об этом сообщают. Но серьезно об этом можно говорить, только тогда, когда меня туда официально пригласят. 

“Как Вы относитесь к тому,когда получают теплые места за счет папиных фамилий и денег.” 

Другим я не судья, а за себя отвечу так: свою предвыборную кампанию провел на свои деньги. Как и все наши, стоял в палатке и общался с людьми. А фамилия не только папина, но и моя. 

“Из-за чего перестал работать портал ipatsient??? Было очень удобно им пользоваться, а теперь записаться к врачу практически невозможно… Когда его запустят вновь? Прошу прощения, если мой вопрос не по адресу. Удачи!” 

Я действительно занимаюсь разработками в области инфосистем больниц, но комментировать запуск портала не имею права. 

“Мне друзья- журналисты говорили об грядущем обновлении портала «Столица”. Намекали на то что Вы аж выиграли конкурс и активно этим занимаетесь, но все сроки давно вышли и общаемся мы в его старой версии. Это очередная коррупция, центрист даёт другому центристу заработать? Действительно ли Вами нарушены сроки проведения работ, какие были наложены санкции и Вы после этого ещё будете называть себя СПЕЦИАЛИСТ? Что нового Вы сообщили миру, то что электронное голосование несколько сомнительно, так это давно не новость, экий подвиг. Для редакции, свой вопрос я зафиксировал, если сотрёте, обращусь в суд. Вам не стыдно заниматься примитивным пиаром себе подобных? Позор и недоразумение в журналистике!“ 

Мне не нравится ваш тон, но отвечу. Конкурса не было. Заказ есть. Срок оговорен и еще не прошел. Денег никаких не получал и не получу, пока не будет доделана работа. Очень радостно, что вы переживаете за новый облик портала, но советую запастись терпением – я слишком занят на основной работе. 

«Почему сайт центристкой партии такой непрофессиональный? Ссылки не СЕО-шные, вместо программы был Lorem ipsum, на карте избирательных округов Таллина не было, на русской версии эстонские тексты, «Таллин” везде написано с ошибкой, найти ссылки на социальные сети невозможно. Не в обиду будет сказано, но и технически, и по содержанию сайт вашей партии один из самых плохих.“ 

По поводу «Таллин”. На сколько я знаю, есть два варианта написания, и оба приемлемы. Здесь Йосеф Кац интересно пишет на эту тему: http://stolitsa.ee/8279. Ещё советую почитать на wikipedia статью “Русский язык в Эстонии”, глава “Местные особенности языка и речи”. Сам я привык писать с одной “н”, но газеты часто правят такое написание. Не придаю этому особого значения. 

В остальном, что касается сайта, я с вами абсолютно согласен и надеюсь когда-нибудь добраться до него. И по структуре, и по дизайну, и скорее всего технически он устарел. И все же главное, что основная информация на сайте доступна. 

“Что делают центристы в парламенте для защиты русских? Законов не принято никаких. Но может есть хорошие законопроекты? Если бы не Кылварт лично, я бы вообще ни одного реального дела не назвал.” 

Законопроектов, подготовленных центристами, через Рийгикогу прошло уже сотни полторы, и значительную часть составляют те, которые направлены на защиту прав нацменьшинств Эстонии. Но практика действующего парламента такова, что 99% подготовленных оппозицией проектов выбиваются из делопроизводства после самого формального обсуждения. Однако именно так копится запас идей на ближайшее будущее: последние выборы отчетливо показали, что у партий коалиции, реформы и ИРЛ, поддержка становится все маргинальнее. Думаю, их время скоро закончится. 

“Чего не хватает в Эстонии в ИТ? Какое у него настоящее и будущее? Есть мнение, что мы уже далеко не впереди планеты всей. Что нам с ним делать?” 

Одна из проблем нашего ИТ — это нехватка кадров. Сейчас очень сложно набрать новых специалистов, если фирма не решает воспитать их самостоятельно. Некоторые уезжают за границу и легко находят работу по специальности там. Еще одна проблема — это рынок. Он мал и зачастую не способен обеспечить фирму. Единственный выход — это делать продукт, который будет использоваться и за границей. И тут для государства есть опасность просто потерять фирму, которой может оказаться выгоднее перерегистрировать себя в другой стране. Видимо сложно быть патриотом, когда речь заходит о деньгах. 

В мировом масштабе у Эстонии очень хорошая репутация в ИТ. Этим периодически пользуются крупные фирмы, и это верно. За последние годы в стране родилось немало интересных проектов, часть из которых известны на весь мир. 

“На какой стадии находится проект с архивом видеозаписей уроков лучших учителей Эстонии? Расскажите поподробнее об этом проекте и о том, как можно помочь его побыстрее запустить?” 

Текст проекта написан еще весной. С того времени я занимался самой незатратной частью, которую могу сделать сам: писал основу веб-портала и изучал государственные программы предметов. О том, как можно помочь проекту, я напишу после того, как проект удастся запустить. Сейчас все упирается в денежный вопрос: съемка, оплата учителям и стоимость серверов. Этот вопрос мне и предстоит решать в ближайшее время. 

“А кто будет учить детей самостоятельно работать с этим материалом? Вы верите в то, что после этого нововведения учителя не отправятся улицы мести? С кем ребенок будет обсуждать увиденное, учиться спорить и отстаивать свое мнение? Мы получим на выходе зомби без социальных навыков. Вы верите всему, что говорят наши власть имущие? если семья живет на пособие, откуда у них деньги на интернет?” 

Я, в отличие от министра образования, уничтожать имеющуюся систему образования не намерен. Наоборот, заглядывая в будущее, хочу сохранить хоть что-то из того, что было. Школа должна остаться непременно, ребенок должен спорить и общаться в реальной среде. У моего проекта нет цели заменить такие простые и нужные составляющие. Учителям я, наоборот, предложу дополнительный заработок через этот проект. Их сокращением озабочено лишь государство. 

По статистическим данным у 80% семей Эстонии есть Интернет. И эта доля постоянно растет, так что им будет весьма полезен этот проект. 

“Антон, а что Вы думаете о социальных сетях? В чем их опасности? Лично я нигде не зарегистрирован, потому что не хочу светить свою личную жизнь, но с другой стороны понимаю, что из-за этого во многом себя ограничиваю, как в плане общения, так и в плане получения информации. По-вашему, это нормально, что люди общаются с экраном, а не с живыми людьми? Вы же отдаете себе отчет, что общение в виртуале и в реале — разные вещи? И в связи с этим второй вопрос про ваше участие в создании дигитального ? обучения. Вы действительно думаете, что видео-запись урока — это новый шаг в обучении? Ведь урок — это совместная работа, а не презентация учителя. Вы как-то интересовались педагогикой-методикой, прежде чем начать этим пректом заниматься? Вы бы хотели, чтобы Ваши дети учились исключительно по видео-урокам. Я в этом вижу только экономию для государства — можно позакрывать все школы. И три. Государство занимается разработкой электронных учебников, что Вы об этом думаете? В чем их риски?” 

Регистрироваться на социальных сетях или нет — это личное дело каждого. Вас же никто не вынуждает писать о себе. Можно просто читать “друзей”. Общение в Интернете вполне интересно, особенно если вы знакомы с этим человеком в реальной жизни. С виртуалами почти не общаюсь. 

На вопросы о проекте видеоуроков я частично ответил выше: проект будет дополнением, а не заменой чему-то. Надеюсь, это снимает ряд вопросов и избавляет от страхов за привычную школу. А обучение по сети — это действительно новый шаг в обучении. Это не я придумал, и образовательных проектов уже довольно много в Интернете, как платных, так и бесплатных. 

Про методики обучения я читал в Интернете и изучал другие проекты. Девять лет работал преподавателем по основам объектно-ориентированного программирования в Школе точных наук при Тартуском университете. И оба моих родителя — по специальности учителя, так что будет, у кого совета спросить. 

Электронные учебники — это здорово: удобно и экологично. Другой вопрос, окупится ли эта затея, и, если окупится, то в какие сроки. 

“Антон, Вы были готовы к такому к себе вниманию? Вам задали вопросов больше, чем всем столичым старейшинам вместе взятым” 

Приятно, что мною и моим проектом интересуются. Надеюсь на долгосрочный взаимный интерес.

Источник: http://stolitsa.ee/56570

Leave Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *